Меню


Подписаться



Житие мое пртопопа авакума


Житие протопопа Аввакума Творческая история произведения. Так обстоит дело в конечном счете. Все эти житийные шаблоны переданы, однако, Аввакумом не в отвлеченной средневековой манере, а жизненно конкретно.

Житие мое пртопопа авакума

Увы, безумия и тогдашнего и нынешнева". Христу и нам оне не надобны". Большинство произведений Аввакума было написано им в Пустозерске, в том самом "земляном гробу", в котором он просидел последние пятнадцать лет своей жизни с по г.

Житие мое пртопопа авакума

Литературные взгляды Аввакума в значительной мере определены этим его положением. Как человек, свободно и бесхитростно беседующий с друзьями, Аввакум говорит иногда то, что "к слову молылось" молвилось ; он часто прерывает самого себя, просит прощения у читателя, нерешительно высказывает свои суждения и берет их иногда назад.

Это не выражение своей мысли:

С той же системой церковно-библейской символики связан у Аввакума и излюбленный им образ странничества, пронизывающий "Житие" рядом соединенных с ним метафор. Все русское в жизни, в повседневном быту, в языке - вот что радует Аввакума, что его живит, что он любит и во имя чего борется.

И сам он, и те, о ком он пишет, то и дело вздыхают и плачут:

Он "тужит", "печалится", "плачет", "боится", "жалеет", "дивится" и т. Аввакум тяготится тем, что беседа его не полна, одностороння, что собеседник его молчит, не отзываясь на его обращения: Русь, чего-то тебе захотелось немецких поступков и обычаев?! В основе его религии, проповеди, всей его деятельности лежит человеческая личность.

С той же системой церковно-библейской символики связан у Аввакума и излюбленный им образ странничества, пронизывающий "Житие" рядом соединенных с ним метафор. Аввакум вовсе не считает себя обыкновенным человеком.

Он близок ко всем, его чувства понятны. Так "Житие" превратилось в данном эпизоде в подлинную беседу.

Он любит называть своих собеседников ласкательными именами и остро чувствует, когда так называют и его самого. Увы, безумия и тогдашнего и нынешнева". Но и образ странничества, и эти вытекающие из него метафоры для Аввакума так же конкретны, как и символы корабля и души-птицы.

Отправляясь в изгнание, он вспоминает тот же корабль: Вот почему Аввакум дерзает на все, нарушает все литературные традиции, презирает всякую украшенность речи и стремится к правде до конца:

Перед лицом мученичества и смерти он чужд лжи, притворства, лукавства. Он и в самом деле причисляет себя к святым и передает не только факты, но и "чудеса", которые считал себя способным творить. Вступая в спор с "никонианами" из-за обрядовых мелочей, Аввакум делает это как бы через силу и торопится отвести эту тему: При этом втором способе неточная цитата становится формой выражения своей мысли.

Аввакум не скрывает сходства с Киево-Печерским рассказом, оно и самому ему кажется удивительным, и тем достигает впечатления полной непосредственности заимствования.

Только после того, как Аввакум сжег просвиру, бесы перестали докучать ему. Он любит называть своих собеседников ласкательными именами и остро чувствует, когда так называют и его самого.

Тем самым создаются как бы вкрапления чужеродного текста в свой собственный. Да и всегда ли таким последовательным консерватором оставался Аввакум и по своим убеждениям? Но даже в ряду всех этих фактов личность и деятельность Аввакума - явление исключительное. Вот как, например, он объясняет евангельские слова: Так обстоит дело в конечном счете.

Он - "живой мертвец", он - "жив погребен", ему не пристало дорожить внешнею формою своих произведений: При этом втором способе неточная цитата становится формой выражения своей мысли. Все эти житийные шаблоны переданы, однако, Аввакумом не в отвлеченной средневековой манере, а жизненно конкретно.

Разум, людская мудрость, людские установления - все то лишь "своеумные затейки". Он борется, гневается, исправляет нравы, проповедует как властный наставник, а не как святой - аскет прежних веков. Несмотря на все его пристрастие к просторечию, в его языке не так уж часты и пословицы едва ли их наберется больше двух десятков.

Аввакум видит то, о чем пишет, и никогда не пишет о том, что им не прочувствовано и не узнано, как свое, близкое ему. Он и в самом деле причисляет себя к святым и передает не только факты, но и "чудеса", которые считал себя способным творить.

Крайний консерватор по убеждениям, Аввакум был явным представителем нового времени. Чужою рукою видимо, его соузника Епифания вписан ответ: Ни один из писателей русского средневековья не писал столько о своих переживаниях, как Аввакум. При этом втором способе неточная цитата становится формой выражения своей мысли.

Плюнул бы ему в рожу ту и в брюхо то толстое пнул бы ногою".

Разум, людская мудрость, людские установления - все то лишь "своеумные затейки". Несмотря на все трудности перевода такого своеобразного писателя, сочинения Аввакума издаются во французском переводе несколько раз , на английском, на немецком, на японском, польском, венгерском, греческом и многих других языках.

Этот же оттенок есть и в тех случаях, когда Аввакум начинает писать книжно и выспренне. Так "Житие" превратилось в данном эпизоде в подлинную беседу. То и другое отчетливо сказалось в произведениях Аввакума. И он оставил в рукописи несколько чистых строк для ответа своему читателю.



Секс женщины 30 35 лет
Лезбиянки смотреть порно ролик бесплатно
Порно большие члены с карликами смотреть бесплатно
Порно бесплатно 3 gp для мобильного
Секс девушка менит ужас
Читать далее...